Андрей Шалиткин: Защита интересов потребителей и открытость компании — наша главная цель



Андрей Шалиткин:  Защита интересов потребителей и открытость компании — наша главная цель

Управляющий директор компании «ТНС энерго Тула» рассказал «Тульскому Бизнес-журналу» о том, как складывается цена на электроэнергию в регионе, о злостных неплательщиках, и почему у нас самый высокий тариф для предприятий и организаций.

 — Андрей Валериевич, как получилось, что наши промышленники вынуждены платить самую высокую цену за электроэнергию в ЦФО?

— Действительно, для определенной части ценовых категорий Тульская область в ЦФО — субъект с самыми высокими тарифами на электроэнергию для юридических лиц. Почему так? Дело в том, что в теле тарифа есть четыре составляющие: расходы на покупку электрической энергии (мощности) (оплата стоимости производства э/э (генерации)), плата за транспортировку энергии сетевым распределительным компаниям, составляющая гарантирующего поставщика и инфраструктурные платежи.

И если наша доля в тарифе в среднем по году колеблется в пределах трех процентов, доля инфраструктурных платежей менее 1%, то остальная, львиная доля (суммарно 95–97% в итоговой цене) — стоимость генерации и транспортировки. Цены на электроэнергию и мощность на оптовом рынке ежемесячно формирует коммерческий оператор.

Мы же с вами понимаем, что дорогая электроэнергия может повлиять, а скорее, и влияет на конкурентоспособность продукции региональных производителей.

— Не спорю, но не стоит забывать и о необходимости модернизации производств в части энергоэффективности. В конце концов, и сама жизнь подталкивает к этому, и федеральный законодатель. Кстати, уже более десяти лет в России действует закон «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности».

Хотел бы напомнить о механизме, использование которого позволяет оптимизировать расходы, я говорю о важности правильного выбора ценовой категории, которая прописывается в договоре. Отчего надо отталкиваться при ее определении: от мощности оборудования, от объемов и времени потребления. Мы с вами прекрасно знаем, что есть так называемые пиковые часы — нагрузка большая и разбор. Понятно, что в это время цена для предприятий будет максимальной, а вот в вечерние часы или ночью разбор уменьшается, снижается и цена. То есть можно «настроить» производство таким образом, чтобы основные объемы потребления приходились не на пиковые часы, что даст существенную экономию. Возьмем, к примеру, производство строительных материалов. Работая в параметрах первой ценовой категории, при потреблении, скажем, около 270 тысяч кВт/ч, в месяц пришлось бы заплатить свыше двух миллионов рублей, но рачительный хозяин выбрал четвертую, что позволяет экономить более пятисот тысяч рублей ежемесячно. Значительная сумма... И мы, естественно, каждому потребителю объясняем плюсы и минусы той или иной ценовой категории, потому что гарантирующий поставщик напрямую заинтересован в развитии и стабильной работе партнеров.

Но ведь бывают и обратные ситуации — парадоксальные, когда сам потребитель, кажется, не заинтересован в этом.

— Такими парадоксальными, как вы выразились, ситуациями, на мой взгляд, должны заниматься правоохранительные органы и суды. У нас действительно есть категория потребителей, которые фактически игнорируют счета за потребленную электроэнергию, и первые строчки в этом списке занимают предприятия жилищно-коммунальной сферы, их долги достигли колоссальной суммы в 2,2 млрд рублей. При этом, в 2019 году энергетики недосчитались порядка 300 миллионов рублей, из которых 200 млн — задолженность предприятий, занимающихся водоснабжением. С водоканалами вообще сложная и крайне неприятная картина. Накопив долги, они банкротятся, но ровно на том же месте появляются новые компании, как правило, даже с теми же учредителями, а долги остаются за банкротам, и все начинается заново. Таким образом, движение по порочному кругу продолжается, при этом руководители предприятий должников уверены, что их социальная значимость не позволит нам отключить их от электроснабжения. Один из самых неприятных таких примеров в Тульской области — в Узловой. Для исправления ситуации мы ведем серьезную судебную работу, сотрудничаем с правоохранительными органами и органами исполнительной власти региона. Все это дает результаты — возбуждено несколько уголовных дел, но о коренном переломе говорить пока рано. Именно поэтому пока приходится привлекать значительные кредитные средства, чтобы расплачиваться на оптовом рынке и с распределительными сетевыми компаниями, понятно, речь идет о сотнях миллионов рублей. Сейчас все то, что законодатель определил как нашу предпринимательскую прибыль вкупе с заемными деньгами идет на погашение обязательств сбытовой компании, а хотелось бы вкладывать средства в развитие компании, мы рады были бы, например, повысить уровень работы наших центров обслуживания клиентов.

Хотелось бы узнать, чем закончилась история с грандиозными, но спорными счетами за электроэнергию, которые несколько сотен потребителей Тульской области получили в 2019 году?

— История эта продолжается, и мы как можем отстаиваем права наших потребителей. Дополнительные начисления были произведены на основании данных, представленных нам распределительной сетевой организацией — ПАО «МРСК Центра и Приволжья», которая сформировала объем потребления электроэнергии по домовладениям, не имеющим приборов учета, с использованием расчетных способов. Вычисления проводились по формулам, с которыми мы категорические не согласны, поэтому говорим нашим клиентам, что до судебных решений компания «ТНС Энерго Тула» официально не признает отсутствие платежей по этим начислениям просроченной задолженностью. Кроме того, совместно со специалистами распределительной сетевой организации мы проводим дополнительные проверки по «проблемным» адресам, и, как правило, нам вместе с людьми удается доказать, что дополнительные начисления не обоснованы.

ПАО «МРСК Центра и Приволжья» основывает свою позицию на результатах экспертизы привлеченной ими организации. Мы с выводами экспертов не согласны и, в принципе, судебные акты судов общей юрисдикции уже опровергают данное экспертное исследование. Так же мы надеемся на выводы Управления ФАС по Тульской области по данному вопросу.

То есть вы хотите сказать, что вы готовы и дальше идти вразрез с мнением коллег из энергетической отрасли ради клиентов?

— Наша цель — повышение открытости компании и отрасли в целом. Сегодня мы приступаем к реализации важных задач: выстраиванию конструктивного взаимодействия с представителями общественности и медиасообщества для освещения актуальных тем, касающихся сферы деятельности гарантирующего поставщика. Мы всегда открыты для диалога. Нам есть что рассказать представителям прессы и нашим клиентам.